// Documents

Открытое письмо главреду «Российской газеты»

May 30, 2011

Главному редактору «Российской газеты»

Фронину Владиславу Александровичу

125993, Москва, ул. Правды, 24
Факсы:
+7 (499) 257−58−92,

+7 (495) 973−22−56
E-mail: office@rg.ru

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО.

Уважаемый Владислав Александрович!

Из сообщений прессы я узнал, что в четверг (2 июня 2011 года)  редакция «Российской газеты» любезно пригласила на завтрак подполковника Олега Сильченко, которого многие правозащитники не без оснований считают одним из главных виновников гибели Сергея Магнитского.

Я не завистлив и готов был бы порадоваться за Олега Сильченко, который сможет, наконец, расслабиться в гостеприимной и радушной атмосфере делового завтрака в дружественном ему издании, если бы не одно «но»… Буквально накануне завтрака Олег Сильченко отобрал у всех адвокатов фонда Her­mitage подписки о неразглашении информации по расследуемому им делу.

Как Вы понимаете, в деле Her­mitage, которое ведет Олег Сильченко, нет сведений, составляющих государственную тайну (если не считать таковыми сведения о похищенных и отмытых за границей российскими чиновниками суммах). Однако теперь адвокаты под страхом уголовного наказания лишены права рассказывать  о деле даже своим подзащитных. То есть мой адвокат может узнать, в чем состоят предъявленные мне обвинения, но мне об этом сказать не может, ибо, если я теперь сделаю какое-то заявление по поводу своего дела, то Сильченко получит возможность привлечь моих защитников к уголовной ответственности.

Сначала против меня возбудили уголовное дело, несмотря на то, что ко мне вплоть до сегодняшнего дня не предъявлено никаких претензий со стороны налоговых органов. То есть в совершении преступления меня обвиняет не государство, которое не считает себя потерпевшим, а частная корпорация следователей «Сильченко, Карпов, Кузнецов и партнеры», которая присвоила  функции государства. Теперь же меня лишают возможности публично высказываться по поводу предъявленных мне обвинений, взяв в заложники моих адвокатов.

В этой ситуации организованный газетой «званый завтрак» выглядит весьма неуклюжей акцией, лишний раз подчеркивающей неготовность редакции предоставлять читателям взвешенную и всестороннюю информацию об обстоятельствах этого резонансного уголовного дела.

К большому сожалению, у меня есть основания полагать, что редакция «Российской газеты», солидного и уважаемого издания, вольно или невольно стала орудием распространения дезинформации в руках  коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. Содержание беседы за завтраком не является сегодня ни для кого секретом, поскольку «меню» было анонсировано в Вашей газете заранее, в статье Натальи Козловой «Тайна смерти», распространившей со ссылкой на «источники в МВД» гнусную клевету о Сергее Магнитском («Российская газета», 2.05.2011).

Эта статья с самого начала обратила на себя внимание не своими журналистскими достоинствами (к сожалению), а тем, что была написана с каким-то демонстративным презрением к стандартам объективной журналистики, в том числе, закрепленным в Кодексе профессиональной этики российского журналиста (в отношении «нераспространения заведомо ложных сведений» и «принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное»), в своде Международных принципов профессиональной этики журналиста («верности объективной реальности», «социальной ответственности», «уважения человеческого достоинства») и, в конце концов, ст.49 Закона РФ «О  средствах массовой информации», обязывающей журналиста проверять достоверность сообщаемой им информации.

Поскольку в этой статье все — от первого до последнего слова — ложь, я не буду сейчас опровергать её построчно. К этому еще придется вернуться в будущем. Остановлюсь только на том, что имеет значение в контексте данного письма и ради чего Олег Сильченко напросился к Вам на завтрак. Я полагаю, что это шоу, этот «завтрак в обеденное время» устроен с одной единственной целью – попытаться показать, что уголовное преследование Сергея Магнитского и других сотрудников и юристов фонда Her­mitage осуществляется не в связи с их обвинениями в причастности преследующих их полицейских к хищениям бюджетных средств.

Собственно, эта главная мысль, которая проходит рефреном в анонсирующей, как я понимаю, беседу статье, в которой автор самонадеянно предлагает нам «последить за датами». Ну что ж, давайте последуем совету журналистки и проследим как за датами, так и за документами.

Все началось с того, что 4 июня 2007 года сотрудники МВД РФ Карпов и Кузнецов в рамках незаконно возбужденного в отношении возглавляемой мною компании «Камея» уголовного дела провели обыск в юридической фирме Fire­stone Dun­can и изъяли документы трех принадлежащих фонду компаний, не имевших к «Камее» никакого отношения.

30 июля 2007 года решением Арбитражного суда Республики Татарстан на основании подложных документов права на принадлежащие фонду компании, документы которых были изъяты во время обыска, оказались переданы уголовнику Виктору Маркелову, с которым Карпов и Кузнецов были знакомы с августа 2006 года, поскольку все вместе были фигурантами уголовного дела о похищении человека и вымогательстве.

3 декабря 2007 года Her­mitage Fund, опираясь на информацию, предоставленную Сергеем Магнитским, направил во все правоохранительные органы заявления о краже у него компаний и фабрикации против них исков на десятки миллиардов долларов в судах Санкт-Петербурга, Москвы и Казани. В заявлении содержалось требование возбудить уголовные дела против Маркелова и его сообщников. Реакции на заявления не последовало, они были переданы на рассмотрение в ГУВД Москвы все тем же Карпову и Кузнецову.

24 декабря 2007 года, несмотря на жалобы фонда, поданные за три недели до указанной даты, преступники направили в налоговые инспекции №25 и 28 по г. Москве заявления о возврате налогов на сумму 5,4 миллиарда рублей. Эти заявления были одобрены в течение одного рабочего дня, а еще через два дня вся сумма была перечислена из Казначейства РФ на открытые мошенниками счета в КБ «Универсальный банк сбережений», принадлежавшем еще одному знакомому Кузнецова и Карпова, ранее судимому за мошенничество Дмитрию Клюеву.

5 февраля 2008 года, после повторной жалобы Her­mitage Fund,  СКП РФ, наконец, возбудил уголовное дело против Виктора Маркелова и двух его пособников — Хлебникова и Курочкина. К этому моменту деньги уже не только были украдены, но и отмыты — ушли со счетов в КБ «Универсальный банк сбережений». Дело передали для расследования на самый нижний уровень, в следственный отдел Южного округа г. Москвы, а его оперативное сопровождение поручили все тому же Кузнецову..

В ответ на это, 26 февраля 2008 года, Карпов вместе с двумя подчиненными Кузнецова (Кречетовым и Толчинским), а также вместе с сотрудником Управления «К» СЭБ ФСБ РФ Кувалдиным вылетел в Элисту, где в течение одного дня, 27 февраля 2008 года, они заставили местного следователя открыть незаконное уголовное дело в отношении Уильяма Браудера. 28 февраля 2008 года все четверо возвратились в Москву, куда через несколько недель было переведено для расследования и открытое ими уголовное дело.

28 мая 2008 года, получив информацию от Сергея Магнитского об обнаруженных им счетах в КБ «Универсальный банк сбережений», на которые мошенники перечислили украденные из бюджета средства, Her­mitage Fund направил заявления во все правоохранительные органы и всем членам Антикоррупционного Совета при Президенте РФ. В письмах прямо указывалось, что целью, ради которой были украдены компании фонда, был незаконный возврат из бюджета ранее уплаченных компаниями фонда налогов.

5 июня 2008 года Сергей Магнитский дал первые свидетельские показания против Карпова и Кузнецова в рамках возбужденного СКП РФ уголовного дела. На допросе он встретил Кузнецова, в связи с чем им был заявлен протест. 11 июня 2008 года, то есть через две недели после получения письма фонда о хищении бюджетных средств и через неделю после показаний Сергея Магнитского, СКП РФ в срочном порядке закрывает открытое было дело о краже компаний и освобождает Маркелова, Хлебникова и Курочкина от уголовной ответственности в связи с отсутствием в их действиях состава преступления!

18 июня 2008 года в Татарстане против Виктора Маркелова, только что освобожденного от уголовной ответственности в Москве,  было открыто другое уголовное дело, никак не связанное с хищением налогов. 23 июля 2008 года Her­mitage Fund, завершив свое расследование, подал заявления о возбуждении уголовного дела в связи с хищением 5,4 миллиардов, указав в нем номера счетов, на которые были перечислены украденные деньги, точный размер украденных из бюджета денег и всех лиц, причастных к данному преступлению, включая Карпова, Кузнецова и сотрудников налоговых инспекций..

23 июля 2008 года, то есть в тот же день, когда фонд подал заявление о возбуждении уголовного дела в связи с хищением бюджетных средств, по распоряжению главы СК при МВД РФ Аничина все дела против сотрудников Her­mitage Fund были объединены в одно дело, расследование которого было затем поручено Олегу Сильченко.

20 августа 2008 года в офисах всех юристов Her­mitage Fund, которые участвовали в подготовке заявлений о возбуждении уголовного дела в связи с хищением бюджетных средств, прошли обыски. Шесть юристов были вынуждены покинуть Российскую Федерацию. Единственным, кто отказался уехать, был Сергей Магнитский. 30 сентября 2008 года против уехавших юристов были возбуждены уголовные дела.

7 октября 2008 года Сергей Магнитский вторично дал обличительные показания против Карпова и Кузнецова в рамках уголовного дела, возбужденного против юристов Her­mitage, обвинив сотрудников МВД и налоговых органов в причастности к краже денег из бюджета.

8 ноября 2008 года Сергей Магнитский дал интервью журналу Busi­ness Week, в котором рассказал о том, что им обнаружены новые факты хищения бюджетных денег в 2006 году путем возврата налогов, уплаченных компаниями, принадлежавшими фонду «Ренгаз», управляемому ИК «Ренессанс Капитал». При этом он отметил, что хищение было совершено тем же способом, через тот же банк и с участием тех же налоговых инспекций, что и более позднее хищение налогов, уплаченных компаниями Her­mitage Fund..

12 ноября 2008 года в состав следственной группы, возглавляемой Олегом Сильченко и расследующей уголовное дело против сотрудников Her­mitage, был включен подполковник Кузнецов и трое его подчиненных, т.е. те самые чиновники, против которых Сергей Магнитский к этому времени дважды давал свидетельские показания..

24 ноября 2008 года Сергей Магнитский был арестован подчиненными Кузнецова по постановлению Олега Сильченко, чтобы уже никогда не выйти живым из СИЗО. В следственном изоляторе ему были созданы пыточные условия, что подтверждается докладом Московской общественной наблюдательной комиссии и более 450 жалобами, написанными Сергеем за 358 дней нахождения в заключении.

Эту трагическую хронологию можно продолжить вплоть до сегодняшнего дня, и только формат письма не дает мне возможности сделать это.

Я желаю Вам приятного завтрака с людоедом! Но помните – сегодня Вы едите вместе с ним, а завтра он съест Вас вместе со страной, в которой Вы живете.

Я уважаю свободу слова, даже тогда, когда это свобода грязного слова. Поэтому я не вправе оспаривать выбор редакции. В конце концов, каждый сам выбирает, что ему ближе – истина или услужение.

Но я полагаю, что в условиях, когда мои защитники оказались лишенными свободы слова, предоставлять трибуну в одностороннем порядке Олегу Сильченко – значит прямо и непосредственно участвовать в нечистоплотной игре, которую сегодня ведет насквозь коррумпированное и изолгавшееся следствие.

Если редакция «Российской газеты» считает возможным предоставить слово одной стороне, то пусть она окажется столь же гостеприимной и для другой стороны. Пригласите к себе правозащитников и адвокатов, находящихся под подпиской о неразглашении. Пригласите, в конце концов, меня. Я готов участвовать в разговоре в режиме телеконференции.

Я надеюсь, что у редакции «Российской газеты» найдется для этого достаточно чая, а также смелости и совести!

В соответствии со статьей 46 Закона «О средствах массовой информации», прошу опубликовать в Вашей газете мое открытое письмо, а также мои вопросы Олегу Сильченко.

 

С уважением Иван Черкасов

 

 


10 вопросов подполковнику МВД Олегу Сильченко

  1. В вашей должности руководителя следственной группы, расследовавшей хищение 5,4 миллиардов рублей из бюджета страны путем возврата налогов на прибыль,  почему Вы закрыли дело, не обнаружив все похищенные средства?
  2. Почему Вы освободили от уголовной ответственности чиновников налоговых инспекций, за один день одобривших возврат из бюджета 5,4 миллиардов рублей, и возобновите ли Вы следствие сейчас, когда швейцарские власти начали собственное расследование об отмывании денег?
  3. Почему Вы освободили от ответственности Дмитрия Клюева, указанного в судебных документах в качестве владельца КБ «Универсальный банк сбережений», и адвоката Андрея Павлова от ответственности за организацию хищений из бюджета? На каком основании Вы установили их непричастность к этой преступной схеме?
  4. Почему Вы, подписав обвинительное заключение за хищение бюджетных средств в отношении мастера по приему пиломатериалов Виктора Маркелова, не установили и не арестовали принадлежащие ему два миллиона долларов (в рублевом эквиваленте) на счетах его компаний в Ростове?
  5. Почему Вы отказали в ходатайстве адвокатов Сергея Магнитского от 19 августа 2009 года о проведении медицинского обследования, зная, что ему в этом было отказано руководством СИЗО Бутырка, и несмотря на статью 24 Закона «О содержании под стражей», которая предоставляет следователю соответствующие полномочия?
  6. Почему, зная об официальном ответе властей Великобритании о том, что Сергей Магнитский не обращался за въездной визой, Вы предоставляли в суд справку ФСБ, утверждающую обратное, в обоснование необходимости продления срока его содержания под стражей?
  7. Почему Вы отказывали как в «нецелесообразных» во всех (кроме одного) обращениях Магнитского, на протяжении 12 месяцев его содержания под стражей, о встречах с семьей и близкими, и телефонных разговорах с детьми, несмотря на то, закон не устанавливает ограничений на число телефонных разговоров и устанавливает возможность видится с родными два раза в месяц?
  8. Почему, несмотря на то, что в судебных заседениях 14 сентября и 12 ноября 2009 года Сергей Магнитский заявлял о том, что ему не оказывается медицинская помощь, несмотря на выявленные у него заболевания и предписанное лечение, Вы настаивали на продлении срока его содержания под стражей?
  9. Когда Вы дали поручение подполковнику МВД РФ Кузнецову о принудительном приводе Магнитского, знали ли Вы о том, что месяцем ранее Магнитский дал обличительные показания против этого подполковника?
  10. Известно ли Вам, что подполковник Кузнецов, входивший в две возглавляемые Вами следственные группы (по делу против Магнитского и по делу о хищении из бюджета 5,4 миллиардов рублей) вместе с Виктором Маркеловым, осужденным за хищение бюджетных средств, был назван годом ранее (в 2006 г.) потерпевшими по уголовному делу о похищении Федора Михеева и вымогательстве 20 миллионов ам. долларов в виде выкупа за его освобождение ответственным за это преступление?


Заявление Джеймисона Рид Файерстоуна Генеральному прокурору РФ

February 22, 2010

Генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Юрию Яковлевичу
125993, ГСП-3, Россия, Москва ул. Б. Дмитровка, 15а
От гражданина США Джемисона Рида Файерстоуна, зарегистрированного по адресу:
107078 г. Москва, Орликов переулок, д. 8, кв. 83

Копия:
Полномочному представителю Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации господину ●
5 октября 2009 года

ЗАЯВЛЕНИЕ

1. Я, Джемисон Рид Файерстоун, гражданин США, юрист, являюсь партнером юридической и бухгалтерской фирмы «Файерстоун Данкен (Си Ай Эс) Лимитед» (далее – «Файерстоун Данкен»), членом Совета директоров Американской торговой палаты. По поручению своего клиента я также являюсь генеральным директором ООО «Анридер».
2. Я обращаюсь к Вам в связи с многочисленными нарушениями Конституции России, Уголовно-процессуального кодекса, федеральных законов и норм международного права следователями следственной группы Следственного комитета при МВД РФ при расследовании ими уголовного дела №153123.
3. Уголовное дело № 153123 объединяет в себе расследование следующих уголовных дел:
3.1. уголовное дело № 401052 (дело возбуждено 04.10.04 по признакам совершения руководителем ООО «Дальняя Степь» преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ; 05.05.05 прекращено за отсутствием в деянии состава преступления; 27.02.08 постановление о прекращении отменено и расследование возобновлено);
3.2. уголовное дело № 502006 (дело возбуждено 15.02.05 по признакам совершения руководителем ООО «Сатурн Инвестментс» преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ; в январе 2007 предварительное следствие по этому делу приостановлено по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, 27.02.08 приостановление отменено, расследование возобновлено и объединено с УД № 401052);
(more…)



Dmitri Medvedev’s Glasnost: The Pudding and the Proof

February 15, 2010

Con­duct a swift pub­lic inves­ti­ga­tion into the tor­ture and, in effect, judi­cial mur­der of the lawyer Sergei Mag­nit­sky and pros­e­cute those who ordered them. An out­side coun­sel to Her­mitage Cap­i­tal Man­age­ment, for­merly the largest for­eign invest­ment firm in Rus­sia, Mag­nit­sky dared to inves­ti­gate the ille­gal takeover of Her­mitage and the bilk­ing of the Russ­ian state out of $230 mil­lion in a fraud­u­lent “tax refund.” Charged, like vir­tu­ally all the oppo­nents of the regime, with “tax eva­sion,” he died in pre­trial deten­tion in hor­ri­ble pain from pan­cre­ati­tis and gall­blad­der dis­ease, which the prison author­i­ties refused to allow to be treated, in an appar­ent effort by the pros­e­cu­tion to coerce Mag­nit­sky to com­mit per­jury and admit guilt.25 Thus far, Medvedev has fired only prison offi­cials. Yet, just like a “tax refund” scam on so giant a scale, the orders to tor­ture could have come only from offi­cials high up in the tax police, per­haps even from within the Krem­lin hierarchy.”

(more…)



Hermitage Capital, the Russian State and the Case of Sergei Magnitsky

January 11, 2010

Her­mitage Cap­i­tal, the Russ­ian State and the Case of Sergei Mag­nit­sky



CORRUPTION: A PROBLEM THAT SPANS THE OSCE REGION AND DIMENSIONS

December 30, 2009


Report by Troy C. Ware, Pol­icy Advi­sor (CBCF Fel­low)

With con­tri­bu­tions from Shelly Han, Pol­icy Advi­sor, and Helsinki Com­mis­sion staff

Hon. Ben­jamin L. Cardin, Chair­man
Vol­ume: 41, Num­ber: 13
Decem­ber 30, 2009
www.csce.gov


In July 2008, Mem­bers of the Com­mis­sion on Secu­rity and Coop­er­a­tion in Europe (U.S. Helsinki Com­mis­sion) and other Mem­bers of Con­gress trav­eled to Astana, Kaza­khstan for the sev­en­teenth Annual Ses­sion of the Orga­ni­za­tion for Secu­rity and Coop­er­a­tion in Europe Par­lia­men­tary Assem­bly (OSCE PA). The session’s theme was “Trans­parency in the OSCE.” At the out­set of the trip, Con­gress­man Alcee L. Hast­ings, then Chair­man of the Com­mis­sion, remarked that while he sup­ported the can­di­dacy of Kaza­khstan for the Chair­man­ship of the OSCE it was “imper­a­tive that the gov­ern­ment under­take con­crete reforms on human rights and democ­ra­ti­za­tion.”1 A num­ber of non­govern­men­tal orga­ni­za­tions have cited the high level of cor­rup­tion in Kaza­khstan as one imped­i­ment to demo­c­ra­tic reform.

(more…)



Next Page »

  • Link

Hermitage TV

Visit “Stop the Untouchables” site

For more infor­ma­tion please visit http://russian-untouchables.com site..